Помощь малышу

(Лечение и реабилитация ребёнка с диагнозом ДЦП)

English version                       ВКонтакте Facebook Страница в Google+ Одноклассники Twitter E-mail

Профиль

Translate this page!

Меню сайта


Помогите!
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку
Поиск


Категории раздела
Всё о Саше Карус [6]
Друзья Саши [39]
Интересные места [711]
Китай, Россия, весь Мир
Блог Alya [1]
Traditional Chinece Medicine - TCM Helth News [148]
СМИ китайская медицина
Газета "Вместе с Вами г.Хабаровск" [51]
Планета Детства. Блог Психолога Донкан И.М. [7]
советы психолога
Советы Педиатра. [14]
Блог ведет врач- кандидат медицинских наук Богданова Анна
Лечение в Китае [950]
Лечение в Китае. Лечение ДЦП, аутизм, алалия, диабет.
Harbin China News [130]
Harbin Heilongjiang China News Nanmunan
Клиника Наньмунан Харбин Harbin Heilongjiang China Nanmunan [132]
Клиника Наньмунан Харбин Лечение в Китае Harbin Heilongjiang China Nanmunan Harbin, Heilongjiang, China, News, Nanmunan
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 832
Наши друзья
  • Портал Хабаровского края
  • Телекомпания "Губерния"
  • ГТРК "Дальневосточная"
  • Отдых, туризм и лечение в Китае.
  • ООО "Эком-Технологии"
  • Главный 301 госпиталь НОАК Пекин"
  • Traditional Chinese Medicine Center "NanmuNan"
  • Главная » 2016 » Июнь » 8 » Gāo Gǎng Гао Ган-маньчжурский Сталин
    11:21:53
    Gāo Gǎng Гао Ган-маньчжурский Сталин

    Гао Ган (кит. трад. 高崗, упр. 高岗, пиньинь Gāo Gǎng, 25 октября 1905 г. — 17 августа 1954 г.), деятель Коммунистической партии Китая (КПК).
    1. Биография
    Родился в уезде Хэншань провинции Шэньси в бедной крестьянской семье. По национальности – маньчжур. В 1926 году вступил в КПК.
    В 30-е годы один из организаторов и руководителей советского движения в Северо-Западном Китае. Совместно с Лю Чжиданем руководил крестьянским восстанием стыке провинций Ганьсу и Шэньси, в результате которого в 1932-33 годах возник освобождённый район Шэньси — Ганьсу – Нинся. Наличие стабильного советского района с революционным правительством во главе с Гао Ганом позволило Китайской Красной армии в ходе Великого Похода 1934–1935 годов продвинуться в северном направлении в Шэньси

    http://south-invest.com/node/218300

    “Предлагаю создать 17-ую Маньчжурскую Советскую Социалистическую Республику”

    Три северо-восточные провинции Китая, словно кулаком упирающиеся в бескрайний российский Дальний Восток - что мы в действительности знаем о них?  Первая китайско-советская война в конце 20-х годов, противостояние между Мао и СССР на острове Даманском в конце 70-х и требование китайской стороны вернуть “отторгнутый миллион квадратных километров территорий” - пожалуй, этим исчерпывается наш набор знаний об истории приграничных китайских областей, к которым плотно приклеился ярлык “китайской угрозы”. 

    Однако главная для истории России страница прошлого, когда народы Маньчжурии, под руководством “короля Северо-Востока” Гао Гана, выразили желание войти в состав СССР - сегодня самая табуируемая тема китайской истории. За желание маньчжуров создать независимое советское государство в составе СССР и жить единой семьей народов Евразии имя Гао Гана, непосредственного начальника отца Си Цзиньпина - Си Чжунсюня, стерли из истории современного Китая навсегда. 

    Гао Ган - маньчжурский Сталин

    Имя напарника Гао Гана - маршала Линь Бяо, пытавшегося сбежать во время Культурной революции в СССР, сегодня стало символом предательства Китая, однако самому Гао Гану, предложившему Сталину создать Маньчжурскую Советскую Социалистическую Республику и включить ее в состав СССР накануне объявления о создании Китайской Народной Республики, партийная элита Китая уготовала куда более страшное наказание - ледяной ад забвения. Даже могила застрелившегося после китайского Нового года Гао Гана на Ваньаньском кладбище Пекина была уничтожен хунвэйбинами, а прах пущен в гулкую пекинскую степь. 

    Маньчжур по национальности Гао Ган уроженец родной провинции нынешнего генерального секретаря КПК Си Цзиньпина. Возможно, поэтому, когда Си Цзиньпин уже, как и в свое время Гао Ган, стал зампредседателя КНР, в мае 2011 года издательство провинции Шэньси выпустило первую за многие годы забвения книгу о несостоявшемся самом прорусском лидере Китая. 

    Псевдоним “Гао Ган” переводится как “высокий пик”, маньчжур по национальности Гао Чундэ (“поклоняться благодати”), вступив на путь революционной борьбы и боевых действий решил сменить свое аристократическое имя на что-то более простое и по-военному короткое. Эпоха требовала поступиться многим, даже именем - маньчжуры, бывшая военно-аристократическая элита страны, стали изгоями в Китае после развала империи Цин. От прежнего имени осталась лишь распространенная среди маньчжуров Северо-Восточного Китая фамилия “гао” - “высокий”, ведь маньчжуры и жители Северного Китая и правда гораздо выше среднестатистического китайца. 

    Высокий Гао, как и многие политики его времени, начал свою политическую карьеру не со вступления в Компартию Китая, а на службе одного из полевых командиров Фэн Юйсяна, где позднее организовал мятеж, попытавшись создать свой собственный, но уже “красный отряд”. 
    Работа Гао Гана шла бок о бок с председателем советского района Ганьсу-Шэньси, по сути просоветского китайского государства на территории северной части нынешней провинции Шэньси, будущим отцом Си Цзиньпина - Си Чжунсюнем, в официальных и неофициальных биографиях которого этот факт однако скрывается.

    Гао Ган занимал посты гораздо выше административного поста председателя района, входя в политическое руководство армий, и судя по всему, имея общий контакт с руководством СССР, прикрывающем свои азиатские тылы от продвижения японских войск. Научившийся русскому языку Гао Ган чем-то напоминал самого молодого Сталина - склонность к политическим интригам, избыточное внимание к женскому полу, которое в свое время даже стала причиной отстранения Гао с поста политкомиссара 46 армии.  По мере приближения войск Мао Цзэдуна к районам Шэньси в провинции разыгралась серьезная политическая борьба - и Гао Ган, Си Чжунсюнь и Лю Чжидань были арестованы в рамках партийной чистки, унесшей жизни более 200 их соратников в советском районе. Возможно, именно факт неприязни Мао Цзэдуна к самостоятельной шэньсийской группировке сыграл ключевую роль в доверии Сталина к Гао Гану - теперь вождь мирового пролетариата был на 100% уверен в том, что Гао и Мао никогда не сойдутся вместе. 

    Как и в свое время Сталин, Гао был назначен на пост второго секретаря комитета по делам национальностей района Шэньси-Ганьсу. В 1941 году Гао Ган назначен первым секретарем Северо-Западного бюро КПК, а также ректором Университета Национальностей Шэньси, а в июне 1945 года избирается в высший орган власти Китая - членом Политбюро ЦК КПК. 

    Вместе с ним по карьерной лестнице поднимается Си Чжунсюнь, а после начала советского наступления в Маньчжурии, которая сломило шею японской Квантунской армии в течение двух недель, Гао Ган перебирается на свою историческую родину в Маньчжурию, где его не без оснований начинают называть “королем Северо-Востока”. 

    В Маньчжурии, в которой еще находятся мощные соединения Красной Армии и вся ее многочисленная военная техника, происходит нечто невероятное: вместо портретов Мао Цзэдуна на улицах появляются тысячи портретов Сталина, Гао Ган назначается вторым человеком в правительстве Китая, заняв пост зампредседателя КНР, а также назначается председателем Северо-Восточного Китая. 

    В конце 1948 года на совместной встрече Сталина, Лю Шаоци и Гао Гана - последний открыто предлагает создать на территории Маньчжурии 17-ую советскую социалистическую республику, включив ее в состав СССР. Неожиданный поворот, очевидно санкционированный самим Сталиным, повергает в шок китайскую делегацию. Гражданская война в Китае не закончена, идут кровопролитные бои частей китайской Красной Армии с войсками Нацпартии Китая, в Кремле, Белом Доме и Яньнани витают слухи о возможном разделении Китая на Северный и Южный, в котором останется законное правительство Чан Кайши. Вмешательство СССР в гражданскую войну в Китае может привести к столкновению СССР и США с использованием ядерного оружия. Гао Ган предлагает прикрыться советским суверенитетом для защиты одного из самых промышленно развитых районов Китая - Маньчжурии. 

    Однако шокированы не только члены китайской делегации - но и сам Гао Ган. По свидетельству очевидцев Сталин, указывая на Гао Гана, называет его Чжан Цзолинем - именем маньчжурского милитариста, ставшего марионеткой в руках японского правительства.  

    Об инициативе Гао Гана тут же докладывают Мао Цзэдуну, который должен ехать в Москву на подписание договора о дружбе и взаимопомощи, который предполагает для Китая советский “план Маршала” - или индустриализацию Китая по советскому образцу. Мао Цзэдун не предпринимает никаких действий - в Маньчжурии, несмотря на шутку Сталина, надежным щитом стоят советские войска. По вопросам портретов Сталина однако собирается особое совещание ЦК, которое приказывает снять портреты, кроме зданий советско-китайских предприятий и консульских учреждений. По пути в СССР Мао останавливается в Шэньяне, чтобы убедиться, что портреты сняты - однако находит город, заполоненным портретами “вождя мирового пролетариата”. 

    После начала политического кризиса в СССР в 1951 году и ухода Сталина с поста генерального секретаря КПСС, Гао Ган, пользуясь бесконечным влиянием в армии и региональном руководстве КНР, без санкции Мао организует “Вход пяти коней в столицу” - партийное совещание руководителей региональных бюро, “красных генерал-губернаторов” в Пекине, в рамках которого Гао Ган становится руководителем китайского Госплана. 

    В составе “пяти коней” - руководители партийных бюро Китая, в том числе соратник Гао Гана - Жао Шуши и отец Си Цзиньпина - Си Чжунсюнь. 

    “Пять коней” обрушиваются с критикой на решения о проведении первой пятилетке и распределения финансовых потоков со сторон Лю Шаоци, Бо Ибо, отца главного соперника Си Цзиньпина на 18-ом съезде Бо Силая и Чжоу Эньлая. Мао, духовный вождь  освобожденного Китая, занимает позицию Гао Гана, пытаясь заставить его вступить в противодействе “американской” группе Лю Шаоци, раздувая противоречия между бывшими полевыми командирами и партийными руководителями, находившимися в “белых районах” Китая - на территории, контролируемой Нацпартией Чан Кайши. 

    В момент наибольшего обострения борьбы Мао достает “досье Гао Гана”, информацию переданную Гао Ганом Сталиным с внутриполитическим раскладом в КПК, в которой Гао обвиняет Лю Шаоци и других “новых демократов” в проамериканских позициях. Гао Ган, еще недавно кандидат №1 на роль преемника Мао, лишенный поддержки ушедшего в мир теней Иосифа Сталина, предстает в партии как “советский шпион”.

    2 февраля 1954 года, видя бездействие Хрущева и острую политическую борьбу в советском руководстве, группа из Чэнь Юня, отца нынешнего директора Банка развития Китая Чэнь Юаня и Чжоу Эньлая выдвигает Гао Гану обвинения в сепаратизме и называет его “независимым королем”. По официальной версии Гао Ган кончает жизнь самоубийсвтом 17 февраля 1954 года. СССР полностью теряет рычаг политического давления на руководство Китая, а в дальнейшем и сам Китай в качестве части советского индустриального комплекса, постепенно уступая его американским и японским корпорациям. В конец 1954 года СССР полностью выводит советские войска из Порт-Артура, территория полуострова передается под юрисдикцию КНР. 

    Дунбэй сегодня

    Сегодня положение и будущее трех северо-восточных областей Китая - неоднозначно как никогда: столкнувшиеся с кризисом нефтяных цен и реструктуризации китайской экономики - угольного и сталелитейного сектора - Дунбэй стремительно превращается в дотационный регион и обузу китайской экономики. Такая трансформация тем более неприятна, что некогда самый густонаселенный район в центре Северо-Восточной Азии служил образцом индустриализации и главной базой влияния Российской империи, Японской империи, а потом центром индустрии и модернизации советского образца, впрочем как и соседняя с ним Северная Корея. В новых обстоятельствах, когда в России еще силен миф о китайской угрозе, исходящей от перенаселенного Северо-Востока, а внимание всего мира приковано к нестабильному режиму Северной Кореи, вооруженного ядерным оружием, китайский северо-восток может вновь незаметно певратиться в главный очаг геополитики современной Азии, каким он был в конце 19-ого века. 

    Вопрос о принадлежности Маньчжурии Китаю

    Как долго Маньчжурия была частью единого Китая? Вопрос далеко не самый однозначный, как это может показаться из династической истории Китая. 

    В 1636 года на территории Маньчжурии образуется династия Цин, которая с 1644 года, захватив Пекин, объявляет род Айсингюро и династию Цин - новой китайской династией, пришедшей на смену династии Мин. До этого времени Маньчжурия существовала как независимое государство, не входившее как административная единица в империю Мин (1368-1644). Таким образом,  Маньчжурия является частью Китайского государства лишь с 1949 года - и представлена на его флаге отдельной пятиконечной звездой. А также маньчжурскими надписями на китайских банкнотах - как и другие три крупные нации в составе КНР. До 1949 года в Маньчжурии действовала прояпонская администрация государства Маньчжоу-Го, этнические китайцы в которых были лишь рабочей силой, появившейся в конце 19-ого века. 

    Сегодня новое руководство провинции Хэйлунцзян идет по пути реставрации маньчжурского императорского наследия, воскрешая символы клана Айсингюро, в частности переименовывая пограничные с Россией территории. Однако, не обернется ли возрождение маньчжурского национального достоинства куда более далеко идущими последствиями для современного Китая?

    Виктор Невельский  Южный Китай Особый взгляд

    Автор Галенович Ю.М, книга "Сталин и Мао. Два вождя"

    "Гао заявил, что предлагает объявить Маньчжурию 17-й советской социалистической республикой в составе СССР (тогда в СССР насчитывалось 16 республик — Карело-Финская тоже имела союзный статус). По мнению Гао Гана, это обезопасило бы Маньчжурию от нападений со стороны американцев и превратило бы ее в еще более надежную базу для продолжения наступления на юг с целью окончательного разгрома Чан Кайши. Кроме того, Гао Ган предложил разместить в порту Циндао советский военный флот, укрепить советские войска в Дальнем и увеличить их численность, обосновывая это примерно такими же соображениями. После завершения выступления Гао присутствовавшие разразились аплодисментами, однако по лицу Лю Шаоци было видно, что он взбешен.

    Тут встал Сталин и, обращаясь к Гао, сидевшему в первом ряду, сказал: «Товарищ Чжан Цзолинь!» Все присутствовавшие были буквально потрясены таким обращением, ибо Чжан Цзолинь был бандитом, который стал диктатором Маньчжурии, опираясь на поддержку японцев, и был ими уничтожен, когда попытался переметнуться на сторону американцев.

    После завершения заседания мы с Гао и Лю сели в машину и поехали в их резиденцию. Лю сразу же набросился на Гао с обвинениями в предательстве, Гао огрызался в ответ. Когда приехали, Лю Шаоци тут же дал Мао шифрограмму с требованием немедленно отозвать Гао Гана домой за предательский поступок. Гао же, подойдя ко мне, сказал, медленно подбирая русские слова, что хотел бы в конфиденциальном порядке и через советского переводчика сообщить мне информацию о положении в руководстве КПК. По его мнению, многие соратники Мао были заражены правотроцкистским уклоном. Он также сказал, что хочет сделать важное заявление по поводу неискреннего и антисоветского поведения некоторых китайских руководителей в отношении ЦК ВКП(б).

    Я немедленно поднялся на второй этаж и по телефону-вертушке доложил обо всем происходящем Сталину. Тот признал, что чрезвычайно резко раскритиковал Гао, однако подчеркнул, что это было необходимым, ибо в противном случае ситуация могла быть неправильно понята китайским руководством. Он также запретил мне выслушивать информацию от Гао Гана, мотивируя это тем, что мне предстоит возвращаться для работы в Китай и потому нельзя втягиваться в распри в китайском руководстве. Насколько мне известно, выслушать эту информацию от Гао Гана было поручено другому товарищу и запись беседы была передана Сталину. Сталин также заявил, что нельзя немедленно отпускать Гао домой, нужно задержать его на несколько дней.

    Через три дня на своей даче в Кунцево Сталин устроил специальный прием в честь отъезда Гао Гана. На нем Сталин активно пытался помирить Гао и Лю, даже заставил их выпить друг с другом за дружбу. Лю сделал это с явной неохотой, только чтобы удовлетворить просьбу гостеприимного хозяина.

    Утром следующего дня Гао Ган улетал на родину. Настроение у него было подавленное, никто из членов китайской делегации его не провожал. Я понял, что вчерашнее примирение было формальным, и немедленно доложил об этом Сталину. В тот же день во время беседы с Лю Шаоци Сталин заявил: “Я тогда сгустил краски насчет товарища Гао, вы тоже, и без всяких оснований. Доложите мое мнение товарищу Мао”.

    Лю, очевидно, выполнил эту просьбу — вскоре Гао Ган получил ответственные посты во вновь образуемом Центральном народном правительстве Китая. Надо сказать, что в это время в разговорах со мной Мао Цзэдун постоянно подчеркивал, что он всегда поддерживал Гао Гана и, в частности, спас его от попытки уничтожить со стороны бывшего секретаря ЦК КПК Бо Гу. Эго, однако, не означало, что все тучи над головой Гао Гана рассеялись.

    В сентябре 1949 года к Мао Цзэдуну прибыла делегация миллионеров из Гонконга и стала его просить дозволить совершить поездку в Маньчжурию. Мао согласился, и после поездки миллионеры снова прибыли к нему доложить о впечатлениях. В Маньчжурии им, в общем, понравилось, говорили, что там порядок в отличие от хаоса гоминьдановского юга.

    Вместе с тем гонконгцы заявили, что хоть в Маньчжурии и порядок, но все-таки там как-то не по-китайски, а скорее как у северного соседа. Больше всего их поразило то, что совсем не увидели на северо-востоке портретов Мао, а только одни портреты Сталина. Мао, услышав это, страшно разгневался и в тот же день вызвал Гао Гана для участия в заседании Политбюро ЦК КПК. Единственным вопросом повестки дня стал “вопрос о портретах”.

    Следует признать, что гонконгские капиталисты сказали правду — во всех учреждениях, на предприятиях, на фасадах домов в Маньчжурии висели портреты Сталина, а портретов Мао почти не было видно. Сталинские изображения во многих случаях были совсем на него не похожи, он там был изображен с восточными, китайскими чертами лица — но все, конечно, знали, кто это такой.

    История этого вопроса такова. Еще в конце 1948 года группа работников советского документального кино, посетивших перед этим Албанию, а затем прибывших в Китай, высказывала свое разочарование в связи с тем, что в Мукдене после прихода к власти коммунистов не видно портретов Сталина. Под влиянием подобных замечаний Гао Ган велел изготовить портреты Сталина и вывесить их на зданиях в Мукдене и других городах Маньчжурии. Возможно, одновременно так он выражал свое недовольство Мао, сейчас трудно сказать.

    Заседание Политбюро продолжалось до поздней ночи, и примерно часу в четвертом зашел ко мне Гао Ган, с возмущением стал рассказывать о том, что там произошло. Первым выступил Лю Шаоци и обрушился на Гао с резкой критикой. Он напомнил о московском предложении Гао Гана сделать Маньчжурию 17-й советской республикой и соединил это с отсутствием портретов Мао. После этого выступил Чжоу Эньлай, который обвинил Гао в предательстве китайского народа и стремлении передать Маньчжурию СССР. Он предложил вывести Гао из состава членов Политбюро и вообще из ЦК КПК. Помню, Гао Ган тогда особенно был огорчен позицией Чжоу, которого он считал своим лучшим другом. Мао Цзэдун своего личного мнения не высказывал и просто проголосовал за резолюцию, в которой осуждалась “линия Гао Г ана” и предлагалось снять сталинские портреты по всему Китаю.

    После ухода Гао я долго не мог уснуть, настроение у меня резко испортилось. В конце концов решил срочно доложить об этом в Москву.

    На следующий день стали ко мне ходить китайские представители, в том числе Лю Шаоци, с объяснениями по поводу портретов. Говорили, что решили их снять по причине плохого качества. В конце концов, хоть я и не хотел, пришлось по этому поводу объясняться с Мао Цзэдуном. Мы с ним договорились, что портреты Сталина не будут снимать в советских воинских учреждениях, в смешанных советско-китайских учреждениях, а также в китайских партийных и комсомольских комитетах.

    На другой день пришла телеграмма от Сталина. Он поддержал линию Мао Цзэдуна и Лю Шаоци, осудил Гао Гана. Меня это тогда очень поразило. Потом, по прошествии времени, я лучше стал понимать происшедшее. Я ведь отлично по своему опыту знал, что Сталин людей, или, лучше сказать, по его мнению, людишек, воспринимал только кучно, как муравьиную массу, а не как личностей. Для него люди были только средством в политической игре. Поэтому он и бросил тогда Гао Гана, который искренне был ему предан, на произвол судьбы, что в тот момент счел более важными для себя хорошие отношения с Мао.

    Я с этой телеграммой пошел к Мао Цзэдуну, однако ту ее часть, где Сталин осуждал Гао Гана, читать ему не стал. Каким-то образом кто-то об этом пронюхал и сообщил в Москву. День спустя поступил оттуда грозный запрос, мне снова пришлось идти к Мао и на сей раз довести до него весь текст. Мао был очень доволен подобным дополнением. К сожалению, и на этом не закончилась история с портретами.

    В начале декабря 1949 года, когда мы с Мао Цзэдуном ехали в Москву для переговоров со Сталиным, Мао приказал сделать остановку в Мукдене (Шэньяне) и пригласил меня осмотреть город. Вскоре я понял причину этой непредвиденной остановки — он хотел убедиться в том, как выполняется решение Политбюро о портретах. На всех больших домах в Мукдене были большие портреты Сталина в форме генералиссимуса, а портретов Мао Цзэдуна нигде не было. Мао был явно раздосадован. Когда вернулись на вокзал, секретарь горкома ему доложил, что трудящиеся северо-восточных провинций и лично товарищи Г ао Ган и Линь Бяо подготовили целый вагон подарков к 70-летию товарища Сталина и этот вагон уже прицеплен к его поезду. Мао в ответ заявил: “Вагон отцепить, подарки выгрузить. Половину отвезете на квартиру к Гао Гану, другую половину — к Линь Бяо. И сообщите этим товарищам, что мы везем подарки товарищу Сталину от всего Китая и что Маньчжурия пока что принадлежит Китаю”...

    Прикрепления: Картинка 1
    Категория: Лечение в Китае | Просмотров: 335 | Добавил: Sanya-Hainan-doktor | Теги: китайские генералы красной армии, манчжур, гаоган, китай революционеры, Гуань, Мао, Gāo Gǎng, Гао Ган, Маньчжурия, Гао Ган сталин | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Календарь
    «  Июнь 2016  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930

    Поделитесь ссылкой!

    Темы/Теги
    ДЦП лечится Карус Саша санья дцп лечение дцп китай Лечение ДЦП Лечение ДЦП в Сингапур Реабилитация в КК Госпитале Первентикулярная лейкомаляция дцп санья Хайнань лучшие врачи гонконг фото Лечение в Китае санья лечение наньмунан санья Саша Карус алалия диабет Реабилитационные центры ДЦП лечение ДЦП в Китае дцп реабилитация Новый Год ФОРУМ ДЦП клиника наньмунан САЙТ ДЦП отдых и лечение виза китай реабилитация РДА наньмунан nanmunan Сингапур Наньмунан NANMUNAN Sanya 2012 иглоукалывание ребенок -инвалид ДЦП ДЦП лечение пекин Лечение в Сингапуре Традиционная Китайская Медицина Лечение и диагностика детей ДЦП мозг nanmunan sanya Китайская кухня наньмунан отзывы цены наньмунан Китай дцп фото аутизм фото дцп Хабаровск Китай лечение китаянки ТКМ Санатории Китая Наньмунан NANMUNAN Sanya 2013 Харбин Синчэн China дети ДЦП Карус китайский новый год Наньмунан фото Гонконг фото Китай china-tcm.ru лечение китай КНР китайская медицина китай дцп зпрр дети в китае наньмунан 2013 отзывы Nanmunan 2014 аутизм китай дцп в китае лечение аутизма Санья лечение в санья наньмунан 2014 фото санья Новости Китай СМИ Китай аутизм лечится Гуанчжоу лечение наньмунан фото наньмунан китайцы наньмунан цены наньмунан википедия Наньмунан NANMUNAN Sanya ДЦП NANMUNAN Китай наньмунан 2013 Наньмунан china-tcm.ru Nanmunan 2013 отзывы наньмунан клиника Тугоухость наньмунан доктора наньмунан харбин
    Статистика

    Яндекс.Метрика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Copyright Татьяна Карус и К° © 2017 Сайт не является рекламным. Копирование запрещено.